Продолжение. Начало здесь

meritocracy

«Две опасности поджидают политика, вознамерившегося что-то существенно менять: ошибиться в понимании силы различных спонтанных тенденций и преувеличить возможности их конструирования».
Игорь Клямкин (Персональная страница в Фейсбук)

Полностью принимая сказанное в эпиграфе и добавляя к этому старую свою мысль о том, что новое рождается только практикой реальной жизни,
а не на кончике пера или компьютерных клавишах у футурологов, всё-таки рискну немного пофантазировать. Как уже и обещал во второй части этой статьи, в качестве иллюстрации хочу предложить свою версию грядущей (с моей точки зрения!) модели Демократии 2.0, в которой принципы либерализма и представительской демократии дополняются некоторыми элементами меритократии и прямой демократии. Трактовка понятия «меритократия» в моей модели несколько отлично от классической. Власть здесь остаётся у народа, который реализует его, как и раньше, через любых выбранных народом представителей. Однако при этом определённая часть народа получает право усилить своё влияние на выбор этих представителей. Механизмы меритократии рассматривается у нас в качестве, по крайней мере, препятствия на пути к власти разного рода демагогов и популистов. Сразу должен заметить, что в деталях предлагаемая здесь модель у меня совсем не проработана, никакие юридические и технологические, включая сугубо технические, аспекты её (например, кибербезопасность) вообще ещё не просматривались, как и не сформулированы направления обхода подводных камней (многие из которых даже и не совсем подводные) на пути реализации этой модели. По-настоящему изложенное здесь даже и постановкой задачи назвать нельзя. Пока это лишь голая идея, гипотеза. Да и говорить о какой-то реализации сегодня просто бессмысленно. Поэтому не буду возражать, если вы назовёте это фантазиями, хотя мне больше хотелось бы, чтобы моя гипотеза рассматривалась в качестве затравки для разговора, в котором предлагаю вам поучаствовать.

Сегодня только ленивый не говорит об объективных причинах того, что призрак трампизма уже не только бродит, но и всё увереннее шагает по планете. Меньше говорят о том, что нужно делать, какими кардинальными действиями остановить этот призрак. И ещё меньше говорят о самом простом, что может хотя бы как-то замедлить продвижение трампизма до тех пор, пока не будут найдены оптимальные пути решения основных проблем эпохи глобального капитализма, собственно, и разбудившие этот призрак. А ведь на решение этих относительно простых вопросов не уйдут десятилетия, которые потребуются для решения кардинальных проблем современного общества. К таким относительно простым вопросам я отношу (1) вмешательство денег/большого бизнеса в избирательную кампанию, (2) этику её проведения и (3) пересмотр некоторых догм современного избирательного права. Злободневность первых двух вопросов (этика, деньги) наиболее ярко проявила себя во время последней американской кампании по выбору президента. Однако в этой статье не об этике и деньгах, а о догмах, вернее, об одном из путей преодоления, может быть, самого важной из этих догм о том, что…

…Большинство всегда право!?

 И в самом деле, всегда ли это самое большинство право? Ведь главной причиной распространения трампизма, кроме, конечно, объективных причин, связанных с экономическими и социальными проблемами глобального капитализма, о которых мы уже говорили в этой статье, является торжество популизма и демагогии. Последнее же находит наибольшую поддержку в более пассивных слоях общества, основу которых составляют малообеспеченные люди с невысоким уровнем образования. Целью предлагаемой здесь модели Демократии 2.0 как раз и является попытка ввести некоторые механизмы сдержек и противовесов в избирательный процесс с тем, чтобы обеспечить более активным и предприимчивым слоям общества эффективную возможность борьбы с популизмом и демагогией.

Для решения сформулированной задачи в предлагаемой модели Демократии 2.0 придётся пойти на неизбежную модификацию классического избирательного права, лежащего в основе любого демократического обществ.

Касается это принципа равного избирательного права, который заключается в том, что все избиратели участвуют в выборах на равных основаниях. Избирательное право при Демократии 2.0 остаётся всеобщим и прямым, но принцип равенства нарушается – голос каждого избирателя оценивается по-разному. Для способных людей в нашей модели увеличивается возможность повлиять на результат выборов, что в некотором смысле и является элементом меритократии.

Напомню, что термин «меритократия» в буквальном смысле обозначает «власть достойных». Другими словами это принцип управления, согласно которому руководящие посты должны занимать наиболее достойные люди. Однако вместо «достойных людей» по происхождению или финансовому достатку  мы будем говорить о способных людях, независимо от их социального происхождения и финансового состояния.  Другими словами, речь у нас будет идти о людях,  способных сегодня, а не тех, кто достоин  чего бы там ни было только  в силу своего происхождения и/или полученного наследства.

Это раз. А во-вторых (и в этом заключается в принципиальная особенность нашего толкования термина «меритократия»),  мы прежде всего (во всяком случае, пока) будем говорить о способных людях применительно не к  их исключительному праву занимать  определённые должности во власти, а применительно к дополнительным возможностям  способных людей влиять на выборы тех, кто эти должности может занять.

И вот как раз здесь проявляется особый смысл нашей трактовки традиционного понятия «меритократия». Способные люди в  своей совокупности должны повлиять на выбор во власть достойного представителя, но это никак не значит, что каждый в отдельности способный человек достоин этой власти. Да, кухарка не может управлять страной! Сегодня с этим уже никто не спорит. А достоин ли управлять страной миллиардер, пусть и в некотором смысле способный, если он  популист, демагог и невежда? И кто, как не большинство способных людей могут лучше распознать эту несовместимость с властью у того же миллиардера?!

Таким образом, применительно к Демократии 2.0 я истолковываю меритократию как предоставление возможности наиболее способным людям играть особую роль в управлении обществом не только и даже не столько  путём их непосредственном участии в органах власти, а с точки зрения их влияния на результаты выборов органов власти. При этом мы несколько расширяем  понятие «наиболее способные люди», понимая при этом не только интеллектуальное развитие, но экономический (финансовый) вклад в  развитие общества.

Ещё раз повторю, нет, мы не собираемся устранить большинство от возможности тоже влиять на результаты выборов (причём существенно влиять!). Единственное, что мы хотим, так это уравнять  возможности в части такое влияния двух неравных по количеству частей общества –  менее активного (в продуктивном понимании этого слова)  большинства и более дееспособного меньшинства.

И в самом деле, в тех же США, считающихся цитаделью современной демократии, на президентских выборах ради равенства штатов спокойно идут на нарушение принципа равенства голосующих. Однако  это никто не рассматривает как покушение на демократические устои, но в то же время боятся даже подумать о подобном  же нарушении в пользу равенства отдельных категорий населения, во многом определяющих прогресс общества?

Ведь история нам уже неоднократно показывало, что большинство далеко не всегда право! С другой стороны, хотя большинство не всегда право, но его мнение, безусловно, тоже надо учитывать. Таким образом, мы пытаемся найти компромисс между мнениями большинства и меньшинства.

Демократия 2.0 как симбиоз представительской демократии c элементами меритократии и прямой демократии

Основные принципы Демократии 2.0:

1. Принципы традиционные для развитой демократии в странах условного Запада:
либерализм в широком понимании этого слова, включающего себя как фискальную (экономическую), так и социально-культурную составляющие;
разделение властей, т.е. система сдержек и противовесов при высокой степень независимости трёх основных ветвей власти (законодательная, исполнительная и судебная);
сменяемость власти, как правило, по схеме маятника, качающегося между левым (прогрессистским) и правым (консервативным) либерализмом, но с общей ориентацией на прогресс общества;
2. Специфические (новые) принципы:
поликоллегиальная избирательная система, через которую, прежде всего, и осуществляется введение элементов меритократии (в «нашем» понимании этого слова) сначала в процедуры выборов представителей в органы власти, а со временем и в формировании этих органах, включая, в конечном счёте, и наёмный бюрократический аппарат власти (чиновников);
элементы прямой демократии,  инкорпорируемые в систему поэтапно.  Здесь начинать надо с прямого отзыва политиков (а позже уже и чиновников), плохо справляющихся с задачами управления, или сокращения сроков их пребывания во власти, если они недостаточно хорошо справляются со своими функциями;
мирное и морально допустимое сосуществования «нового» демократического лагеря (живущего в условиях Демократии 2.0), со странами сюда не относящимися, но, так или иначе, вовлечёнными в орбиту глобального капитализма. Прежде всего, это касается стран (и их граждан), живущих в других цивилизационных и культурных мирах (традициях).

Здесь хотел бы только сделать два пояснения.

Первое – о «прогрессе общества». Предполагается, что воля интеллектуальной составляющей «способных людей» будет как раз являться двигателем социального и технологического прогресса, а экономическая составляющая будет служить залогом эффективной предпринимательской деятельности, что, в свою очередь, опять-таки будет способствовать технологическому развитию общества.

Второе – о “мирном и морально допустимом сосуществовании”. Подразумевается такое сосуществование, которое не угрожает потере внутренней идентичности либерально-демократической  стран «нового» демократического лагеря, а также на первых порах, и национальной идентичности их «коренных» жителей. При этом самым сложным вопросом здесь является определения сути и границ «моральной допустимости». С одной стороны, не должно быть никакой насильственной демократизации стран, не водящих в новый демократический лагерь.

С другой стороны, для демократических стран  введения любых ненасильственных ограничений в части взаимодействия с другими  странами, если последние  явно нарушают основополагающие человеческие права. Такие ограничения могут касаться вопросов торговли,  экспорта новых технологий, экономические санкции и т.п. Ведь в некотором смысле так мы ведём себя с соседями, нам не симпатичными, исходя при этом из наших собственных морально-этических воззрений, даже если эти соседи ведут себя в рамках  существующего законодательства (при взаимоотношении между странами речь идёт о международном законодательстве). В гости мы их к себе не пригласим, к ним тоже не пойдём и денег в долг не дадим.

Поликоллегиальная избирательная система с поэтапной инкорпорацией в неё элементов прямой демократии

Политколлегиальная избирательная система реализуется путём создания нескольких коллегий избирателей. Хотя сам термин «коллегия избирателей» заимствован из американской избирательной системы, в некотором смысле каждая из коллегий при Демократии 2.0 больше напоминает то, что во многих странах принято называть «палатой» законодательных органах власти с двухпалатной организацией. Например, палата общин и палата лордов в парламенте Великобритании или сенат и палата представителей в американском конгрессе. Однако в нашем случае таких палат (коллегий) не две, а более, они не реальные, а виртуальные, и они формируются только на момент подведения результатов выборов (или в иные чётко оговорённые моменты времени – при референдумах, например), а не работают как традиционные палаты с составом, действующим в обычных ситуациях по несколько лет. При этом каждый избиратель, как и раньше, голосует только один раз, и его голос учитывается (подчёркиваю, учитывается!) в каждой коллегии. Но учитывается по-разному.

Как правило, речь идёт о четырёх коллегиях, каждая из которых имеет свой вес:

Коллегия граждан. В этой коллегии традиционный принцип равного избирательного права полностью соблюдается – вес голоса каждого избирателя равен таковому у всех других избирателей.

Коллегия представителей (территорий). Существует, как правило, только при выборах президента в странах с конфедеративным или федеративным устройством. Чем-то по своей идее соответствует коллегии избирателей (electoral colleague) в США, в которой реальный вес голоса каждого избирателя зависит от штата (автономной территориальной единицы), где он проживает. Этим самым права малонаселённых территориальных единиц (территорий) так или иначе, больше или меньше, приравниваются к правам территорий более крупных по населению. Например, если федерация включает в себя три автономных территории с населением, 10, 6 и 2 млн., весовой коэффициент голоса избирателя от каждой территории вполне может быть равен, соответственно, 0,2, 0,3 и 1,0.

Коллегия налогоплательщиков (вкладчиков). Здесь вес голоса каждого избирателя пропорционален выплаченному им налогу за установленный промежуток времени. В зависимости от избираемых органов власти это может быть общегосударственный налог или местный налог. По всей видимости, должны учитывать только налоги на прямой, непосредственно заработанный доход, а не налоги на недвижимость, наследство и т.п. К не учитываемым, наверное, нужно отнести и налоги на дивиденды, налоги от доходов по выданным кредитам, а также доходов, связанных с биржевыми спекуляциями и тому подобное.

Коллегия профессионалов (условно говоря, «коллегия умников»). Здесь вес голоса каждого избирателя пропорционален уровню полученного им образования на момент голосования. Конечно, уровень образования далеко не всегда является мерилом интеллекта, но вряд ли стоит усложнять это, вводя в рассмотрение такие дополнительные показатели, как оценки, полученные во время учёбы (например, учитывать что-то типа диплома с отличием), не говоря уже об IQ.

Принцип определения весовых коэффициентов для избирателей каждой категории внутри двух последних коллегий, если речь идёт о федерации, соответствует таковому для избирателей каждой территорий внутри коллегии территорий. Та же обратная пропорциональность – чем меньше численность избирателей, относящихся к категории, тем больше вес голоса у этих избирателей.

После подсчёта приведённых (посредством весовых коэффициентов) голосов в каждой коллегий отдельно определяются места, которые заняли в ней участвующие в выборах кандидаты. Затем, учитывая веса коллегий и баллы, приписываемые каждому месту, определяется суммарный балл каждого кандидата и, таким образом, общий победитель выборов.

Естественно, в каждой стране могут быть свои налоговые и профессиональные категории избирателей (соответственно, налоговые диапазоны и уровни образования), как и весовые коэффициенты, приписываемые каждой из этих категорий. Например, избиратели могут быть распределены по нескольким налоговым категориям, начиная с тех, кто получает супервысокий налог и, заканчивая теми, кто налог вообще не платит. Те же избиратели могут распределяться по категориям, соответствующим уровнях их образования, начиная, скажем, с докторантуры и, заканчивая, начальным образованием.

В общем случае, от страны к стране может различаться и номенклатура коллегий, как и (а это уж наверняка) быть разными весовые коэффициенты соответствующих коллегий. Баллы, приписываемые каждому занятому месту, тоже могут быть своими в каждой отдельной стране. Всё это должно учитывать демографию каждой страны, а также стать предметом социологических исследований и моделирования.

По-своему в различных странах может определяться и, что делать в случае равенство (или близости) итоговый голосов, полученных каждым кандидатом – назначать ли повторные выборы или нет, кем назначать, когда и кто в них должен участвовать. Но все вышеперечисленные возможные различия абсолютно не принципиальны, с точки зрения, рассматриваемого здесь подхода.

Подробнее о весовых коэффициентах, баллах и о других особенностях системы подсчёта голосов в поликоллегиальной избирательной системе будет изложена на примерах в заключительной части статьи.

Что касается инкорпорирования элементов прямой демократии в целом остающеюся представительской Демократию 2.0, то, продолжая сомневаться в реальном приложении механизмов прямой демократии к большим коллективам, считаю, что начинать надо с референдумов и оценок работы избранных политиков.

Оценки работы – это фактически соцопросы, только не на относительно небольших фокусных группах, а на всех избирателям, когда результат будет прямо отражать их мнение и никак не зависеть от используемых алгоритмов обработки результатов. Ещё точнее, такие оценки приближаются к тем же, но только периодическим (например, раз в полгода) референдумам с очень небольшим количеством вопросов и с альтернативными ответами типа «справляется или не справляется политик с работой, для выполнения которой он был избран». Подведение итогов каждого такого референдума производится теми же коллегиями и по тем же правилам.

При этом если политик в сумме (по всем коллегиям) получает отрицательную оценку своей деятельности, его срок пребывания у власти может быть сокращён, например, на год или два. В случае же резко отрицательной оценки, могут быть запушены процедуры досрочного отзыва (импичмента) этого политика.

А теперь покажем на примере…

 …Как предложенная модель работает

Допустим, президентские выборы проходят в некоторой федеративной стране с тремя автономными территориями. Назовём их условно «Большая Оклахома» (наиболее населённая территория), «Калифорния» и «Массачусетс» (самая маленькая территория). Демографически они похожи на своих реальных тёзок – соответствующие штаты Америки. Что касается населённости, то реальный американский штат Оклахома значительно меньше по населению (отсюда и приставка «Большая» у одноимённой автономной территории нашей условной страны). Калифорния и Массачусетс – это территории, которые, как и одноимённые штаты, характеризуются  развитым бизнесом, здесь самые большие города, а также большинство основных научных и высших учебные заведений страны. Большая Оклахома – это в основном небольшие города и сельская местность. По закону этой страны при выборах виртуально формируются четыре коллегии июирателей, о которых мы уже рассказывали выше. Вес каждой коллегии и общие результаты голосования представлены в таблице. Баллотируются три кандидата А.Б и В.

Table

С остальными таблицами и со всеми необходимыми пояснениями к ним можно ознакомиться в приложении к заключительной части …

Print Friendly

Заинтересовала статья? Поделись с друзьями и коллегами!

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс
  • Facebook
  • Twitter
  • Delicious
  • Digg
  • StumbleUpon
  • Add to favorites
  • Email
  • RSS

Комментарии

дискуссий, синхронизированных с Фейсбук, и (за ними) «внутренняя» дискуссия, если она есть

Powered by Facebook Comments

Тэги: , , , , , , , , , , , , , , ,

Один комментарией to “Демократия 2.0. Фантазии на тему (В поисках стратегической альтернативы–3)”

  1. Анатолий Анатолий пишет:

    Очень интересные дополнительные предложения в развите предложенной модели начали поступать в Фейсбук – https://www.facebook.com/anatoliy.milner/posts/10155083416314433

Оставить комментарий

You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>