Некоторые гуманитарии, когда читают мои заметки на медийные темы, говорят, что у меня слишком уж инженерное мышление, да к тому же ещё с тягой к систематизации.  Поэтому, мол, мы с ними не всегда легко понимаем друг друга. Признаю за собой такой недостаток, который так и не выветрился за 10 лет моей работы в медиа-индустрии. Наоборот, даёт знать о себе всё сильнее  и сильнее. Продолжая и дальше мыслить в свойственном мне духе и оттолкнувшись от метафоры «Вирусный редактор» @Андрея Мирошниченко, автора теории смерти газет, я создал классификационную схему метафор, которые можно использовать при описании некоторых характерных свойств социального медиа. Для любителей аналогий и тех, кто, как и я, считают, что аналогии иногда могут больше рассказать о предмете, чем любые сколь угодно строгие определения.  Эту схему и хочу здесь представить…

А с Андреем идёт у нас давняя беседа по многим медийным вопросам. Каким будет новое медиа и когда? Идёт эта беседа как очно, так и заочно. Часто друг с другом не соглашаемся, но кое-что друг у друга и заимствуем, иногда и развивая при этом мысли оппонента. В частности, это относится к предложенной им метафоре вирусного редактора.  С неё, собственно, и началось наше знакомство почти три года тому назад (как быстро всё-таки несётся время!)

Вирусный редактор, по Мирошниченко, это нечто уж очень виртуальное. Однако результаты деятельности этого Нечто вполне реальные – некоторым образом отранжированный  информационный поток, явно или неявно формируемый на выходе любой платформы социального медиа.  Уже в первых социально-сетевых ресурсах  (Digg, Хабрахабр) и блогах (ЖЖ, например) этот поток,  так или иначе, был представлен на главной странице ресурса. Естественно, что контент на эти  страницы отбирался (а потом уже и сортировался) из всего контента, генерируемого пользователями. И вот как раз за это дело, по Мирошниченко, отвечал Вирусный редактор, работающий на данном ресурсе.

Оттолкнувшись от метафоры Вирусного редактора и расширяя метафорический ряд, можно сказать, что главная страница – это некое Виртуальное издание, выпускаемое в Виртуальной типографии конкретного  ресурса социального медиа.

Прошло немного времени (немного – в нормальном измерении, а не применительно к темпам развития технологий нового медиа), и, мне кажется, Андрей как-то упустил тот момент, когда ресурсы социального медиа начали становиться всё поле персонифицированными, или, если больше нравится, персонализированными. В частности, главная страница перестала быть почти статической (или, точнее, общей для всех). Она стала динамической  и одновременно персонифицированной (персонализированной), формируемой отдельно для каждого пользователя. Всё чаще контент на такую персональную главную страницу стал отбираться и его место на этой странице определяться с учётом личных интересов конкретного пользователя.

В попытках как-то отразить явление персонализации социального медиа я предложил ввести «институт» Персональных вирусных редакторов. Каждого такого персонального редактора «нанимал» сам пользователь, «поручив» ему формировать свою персональную главную страницу.  Посопротивлявшись некоторое время, и  Андрей стал постепенно называть то виртуальное Нечто, каким был Персональный вирусный редактор, просто «мой вирусный редактор». Ну, «мой» так «мой», можно было бы идти дальше. Ведь не научными изысканиями всё-таки пока занимаемся.

Однако вскоре мне стало ясно, что, применительно к персонализированным главным  страницам, у ж никак к этому виртуальному Нечто нельзя приложить  «вирусный». Ведь вирусностью, по сути дела, здесь почти совсем перестало пахнуть. Судите сами…

Нежелающие читать многобуквенные тексты могут сразу перейти к итоговой части в конце статьи.

И в самом деле, если первый образец Вирусного редактора, действительно формировал главную страницу из общего информационного потока, распространяемого вирусным путём, то сейчас всё обстоит совсем не так. Персональный редактор (в том же Фейсбук, например), «нанятый» конкретным  пользователем, имеет дело только с той частью информационного потока, который так или иначе формировался прямым социальным окружением этого пользователя: его онлайновскими друзьями (реальными или виртуальными) и теми пользователями, на которых данный пользователь подписался.

Да, конечно, продолжали работать вирусные механизмы переноса информации между различными уровнями социального окружения пользователя (между друзьями и друзьями друзей, и т.д.). Однако персональный редактор к этому не имел уже никого отношения.  Он работал только на уровне непосредственных «друзей» пользователя  (и тех, на кого тот пользователь подписался). Поэтому всё-таки мне показалось правильным говорить не вирусном, а о виртуальном редакторе – Персональном виртуальном редакторе (далее, там где это не вызывает противоречия, будем говорить просто – Виртуальный редактор).

А вот дальше возникает вопрос, как обозвать того уже совсем не виртуального, а реального субъекта, кто поставляет контент для работы Виртуального редактора. Я предложил называть такого субъекта Почтальоном (Виртуальный почтальон). Для меня это было вполне естественным шагом, если учитывать, что в качестве бытового аналога платформ социальных сетей типа типа Фейсбук я использовал почту, а сами эти платформы называю социальными коммутаторами. Андрею мой приземлённый Почтальон не очень видно понравился, и он постепенно перешёл на Собкора (Виртуальный  собкор) – более медийная, а значит, и привычная для моего оппонента метафора.

Подумав немного, я понял, что мы с Андреем в данном вопросе каждый прав по-своему.  Говоря о «своём» Почтальоне, я, прежде всего, видел пользователя, который делает ссылки на сторонний контент, причём автором такого контента сам этот пользователь не является.  Более того, свои ссылки этот пользователь редко сопровождает сколь-нибудь значащими и интересными анонсами, отражающими его отношение к оригинальному контенту. Андрей как человек с журналистским опытом работы, наоборот, привык часто  генерировать в социальном медиа свой собственный оригинальный контент, пусть даже малогабаритный (малоформатный). Или ссылаться на свой же контент в других изданиях, или, во всяком случае, ссылки на чужой контент он обычно сопровождает собственными интересными мыслями. Другими словами, к чужому контенту (если он был) люди, тяготеющих к журналистской деятельности («рассказчики» – storytellers), как правило, добавляют собственную ценность, которая в определённых случаях может быть даже выше, чем у контента, на который делается ссылка.  Конечно, этот Собкор, а не Почтальон. Поэтому я сейчас хочу предложить  обобщенно говорить о Поставщиках контента (в старом моей классификации – Народные корреспонденты), а при необходимости выделять из них Собкоров и Почтальонов.  Причём надо хорошо понимать, что Собкор может быть по совместимости и кинооператором, и фотографом.

Если теперь, продолжая наш метафорический ряд, развивать идею уже персональной главной страницы, то нетрудно заметить, что она суть Персональное виртуальное издания. При этом в Виртуальной типографии конкретного ресурса социального медиа выпускается столько таких изданий, сколько у этого ресурса пользователей.  Каждый пользователь, по сути дела, это Виртуальный издатель своего Персонального виртуального издания. Он же его единственный потребитель. И он же , как это и принято в издательском бизнесе, «нанимает» для него своего Виртуального редактора.

Однако наш Виртуальный издатель  сегодня это отнюдь не тот полновластный хозяин выпускаемого им издания, как это имеет место в традиционном медиа. Там только закон может несколько ограничить власть издателя. Дело в том, что текущее состояние дел в социальном медиа делает каждого Виртуального издателя в лице его Виртуального редактора жёстко зависящим от технологии работы Виртуальной Типографией, в которой «печатаются» все Виртуальные издания конкретного социально-сетевого ресурса.  Процедуры этой технологии суть алгоритмы ранжирования, встроенные в саму платформу каждого из таких ресурсов. Например, алгоритм EdgeRank в Фейсбук. И эта зависимость зачастую ещё более обременительна, чем законы почти любого государства.

Сам пользователь -«издатель» не может  на эти процедуры (встроенные алгоритмы) повлиять, а тем более заставить даже своего Виртуального редактора работать в рамках других технологических процедур. Единственное,  что может и должен пользователь, так это определить, услугами каких Поставщиков контента (Почтальонов и/или Собкоров) его Виртуальный редактор может пользоваться и в каком приоритете.  Напомним, что таковыми могут быть только те, с кем данный пользователь «дружит» или те, на кого  он (она) подписан(а). В Фейсбук, например,  онлайновская дружба всегда должна быть взаимной, в Гугл+  – не обязательно, да и термин «дружба» здесь не входу. В Гугл+ отношения между пользователями оформляется через множество Кругов, а вхождение в любой из таких Кругов тождественно подписке в Фейсбук. Все Круги в Гугл равноправны. Списки друзей в Фейсбук в каком-то плане эквивалентны Кругам, но, во-первых, как уже было сказано, здесь (в Фейсбук) обязательная «взаимность», а во-вторых, в Фейсбук особо выделяется список «Близкие друзья».  Последнему Виртуальные редакторы в своей деятельности уделяют особое внимание.

С точки зрения издателей регулярного медиа (печатной и цифровой),  нонсенс какой-то получается, но это факт – очень уж бесправный Виртуальный издатель в социальном медиа. А ведь «лица не общее выражение» каждого издания как раз и должен определять его издатель. Ну, хотя бы на концептуальном уровне.  Ведь сколько издателей столько и «лиц».  Поэтому всё сейчас идёт к тому, чтобы дать возможность пользователю – «издателю» самому и в максимальной степени определять технологию работы опять же своего Виртуального редактора. Технические методы решения этого вопросы уже хорошо просматриваются. Но об этих методах поговорим в другой раз…

Значит ли это, что наш старый и добрый Вирусный редактор (по Андрею Мирошниченко) вместе со своим персонализированным собратом окончательно почили в бозе? Совсем не обязательно. По мере взросления, так называемого, семантического веб  нельзя исключить очередную метаморфозу Вирусного редактора.  На этой стадии  развития можно ожидать полного или частичного ослабления влияния дружеских связей на отбор и ранжирование контента. И, наоборот, усилится влияние семантических механизмов во всех без исключения поисковых процедурах  с ориентацией на предпочтения каждого конкретного пользователя.  А здесь уже без Вирусного редактора (пусть, можете быть, и персонального)  никак не обойтись. Примерно об этом, насколько я понимаю, давно уже мечтает @Владимир Рушай.

Кстати, не исключаю, что при этом появятся новые социально-сетевые  ресурсы (или видоизменятся старые),  в каждом из которых общедоступная главная страницы будет сосуществовать с персональными главными страницам, доступ к которым, кроме самого «издателя», могут получить его друзья  и некоторые другие пользователи, если «издатель», конечно, им это разрешит. В таком издании страница-хроника самого издателя будет чем-то напоминать колонку издателя в традиционном медиа.  Но до этой очередной метаморфозы социального медиа ещё дожить надо…

Итого, ещё раз и уже совсем кратко пройдёмся по нашим метафорам:

Виртуальная типография – типография, работающая на площадях некоторого ресурса социального медиа.
Виртуальное издание – продукт, появляющийся на выходе Виртуальной типографии.
Виртуальное общественное (public)  издание  –  продукт, появляющийся на выходе  Виртуальной типографии и являющийся общим главной странице для всех пользователей некоторого ресурса социального медиа. Некоторые ресурсы могут не иметь такой страницы (Виртуального общественного издания).
Виртуальное частное (private)  издание – одно из множества продуктов, появляющихся на выходе  Виртуальной типографии. Каждый из таких продуктов суть персонифицированная (персонализированная)  главная страница конкретного пользователя некоторого ресурса социального медиа. Некоторые ресурсы могут не иметь таких страниц (Виртуальных частных изданий). Сегодня в ресурсах типа Фейсбук читателями таких станиц (изданий) являются только сами их издатели. Но завтра любой из нихможет разрешить доступ к своему “изданию” и других пользователей.
Виртуальный издатель – конкретный пользователь  некоторого ресурса социального медиа  с персонифицированными главными страницами.
Виртуальный редактор – нечто, выполняющее функции главного редактора Виртуального издания.
Вирусный редактор –  Виртуальный редактор, выполняющий функции главного редактора Виртуального общественного издания.
Персональный виртуальный редактор –  Виртуальный редактор, выполняющий функции главного редактора Виртуального частного издания.
Поставщик контента  – конкретный пользователь, генерирующий контент в некотором ресурсе социального медиа.  В случае Виртуального частного издания Поставщики контента входят в число друзей или субъектов подписки конкретного пользователя (Виртуального издателя), выпускающего это издание.  Поставщиков контента  можно разделить на Виртуальных  собкоров  и Виртуальных почтальонов  (эти функции могут быть совмещены в одном лице):
а) Виртуальный собкор – это рассказчик (storyteller). Поставляет более или менее адекватный контент;
б) Виртуальный почтальон – любой другой поставщик контента.

Print Friendly

Заинтересовала статья? Поделись с друзьями и коллегами!

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс
  • Facebook
  • Twitter
  • Delicious
  • Digg
  • StumbleUpon
  • Add to favorites
  • Email
  • RSS

Комментарии

дискуссий, синхронизированных с Фейсбук, и (за ними) «внутренняя» дискуссия, если она есть

Powered by Facebook Comments

Тэги: , , , , , ,

Оставить комментарий

You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>