В связи с дискуссией, начатой в E-xecutive, вокруг интервью с Андреем Мирошиченко  – соавтором концепции «ульевого медиа», которую я подробно разобрал в своём цикле, посвящённому облачному медиа, хотелось бы в одном месте и в сжатом виде изложить своё видение этого вопроса. При этом следует ещё раз подчеркнуть, что обо всём, о чём я говорю в медийном цикле, как и в сопряжённом с ним цикле о социальных коммутаторам (социальных сетях), отнюдь не являются футуристическими размышлениями. Хотя некоторые прогнозы здесь всё-таки присутствуют, речь в указанных циклах, в основном, идёт о тенденциях, которые при внимательном рассмотрении технологических новинок и реакции на них рынка отчётливо дают о себе знать. Мне осталось только эти тенденции разложить по полочкам и как-то описать. Только в одном месте я решился на импровизацию. Отошёл от рассмотрения явно видимых тенденций и предложил свою концепцию построения регулярных он-лайновских изданий, которую назвал Новая Облачная Пресса (НОП). В указанных циклах статей я часто использую термин «облака» и поверьте мне это отнюдь не дань моде*. Прошу простить меня за возможные описки – слишком быстро:) готовил материал, что успеть подключиться к начатому разговору в E-хecutive.

 Работая над «коммутационным» и «медийным» своими циклами, я долго мучился с одним противоречием. В последнее время социальные коммутаторы (сети) также стали относить к медиа, называю их социальным медиа. При этом туда же многие «сваливают» и все другие медийные ресурсы , как только они включают в себя, так называемые, социальные сервисы и/или функции UGC (контент, генерируемый пользователями). А поскольку сегодня почти всё медиа, так или иначе, является «социализированным», в сознании многих происходит стирание очень принципиальных различий, которые всё-таки существуют между социальными коммутаторами и остальными медийными ресурсами. Однако всё никак не удавалась одним словом  охарактеризовать существующие различия.

И только на днях я ухватил это слово, вернее, два слова. Факты – это медийная основа социальных коммутаторов. Аргументы – так можно охарактеризовать суть контента, циркулирующего в остальных медийных ресурсах. Факты и Аргументы, или, если больше нравится, Аргументы и Факты – вот где сама наша виртуальная жизнь чётко прочертила границу между социальными коммутаторам (сетями) и остальным медиа. Ниже я на этом вопросе отдельно остановлюсь.

 Ульевое медиа vs. Новая облачная пресса

 1. Андрей противопоставляет понятия «пресса» и «медиа». Я же рассматриваю прессу как составную – регулярную часть медиа. Если говорить об он-лайновском (облачном) медиа, то, в целом, все медийные ресурсы я разделяю на две большие группы:

(а) социальное медиа, к которому я отношу ресурсы, вокруг которых создаются мощные социальные сети. В связи с перегрузкой понятия “социальное медиа” и для того, чтобы такие ресурсы отличать от самих социальных сетей, я их называю социальными коммутаторами. Сюда относятся, прежде всего, Facebook, Twitter, LinkedIn, ВКонтакте и им подобные ресурсы. Кроме того, что все они являются платформами для социальных сетей, социальные коммутаторы ориентируются на работу с фактами. Основной контент здесь является новостным, декларативным и/или констатирующим.

(б) аргументные медийные ресурсы, ориентированные на работу с более или менее содержательной информацией, вообще говоря, любого типа: тест, видео, аудио, слайд-шоу, фотоальбомы и тому подобное. Другими словами, основной контент здесь – аргументы, аналитика, содержательные описания и тому подобное.

Далее, для сокращения и чтобы не запутаться с понятиями, я буду говорить о социальных коммутаторах (социальных сетях) и медиа, относя к последнему только аргументные медийные ресурсы**. При этом, вслед за Мирошниченко, я буду иметь в виду, прежде всего, медиа, ориентированное на работу с текстами. Такое медиа может быть разделено на три основных погруппы:

1) регулярное медиа (облачная пресса), к которому отношу все сетевые медийные издания, так или иначе ведущие свою родословную от традиционной прессы (СМИ), бумажной или электронной;

2) полурегулярное медиа – ресурсы типа Huffington Post, The Daily Beast и TechCrunch;

(3) облачный самиздат и, прежде всего, блогосфера.

2. В ульевой модели предполагается, что при реализации работы регулярного издания его редакция кооперирует с адекватными блогерами. Таким же образом сегодня строится работа и большинства полурегулярных изданий. Как альтернативу такому подходу концепция НОП предусматривает кооперацию не с блогерами, а с блогами, отобранными по принятым в конкретной редакции критериям их «совместимости» с тематической направленностью и редакционной политикой данного регулярного издания.

Согласно концепции НОП авторы отобранных и затем аффилированных блогов, остаются при своих блогах. Именно такое «сосуществование порядка и стихии», с одной стороны, обеспечивает независимость блогеров. В частности, они могут параллельно кооперировать с другими регулярными изданиями.

3. Каждое издание НОП состоит из трёх частей: (а) основная часть – витрина, (б) блог-проекция, в которой, так или иначе, отображается вся совокупность аффилированных с ним блогов, как правило, сторонних по отношения к самому изданию и (с) читательский форум сугубо внутренняя по отношению к изданию часть. Витрина является как бы «официальной» частью издания. Материалы этой части проходят через обязательную редакционную обработку, или, если можно так сказать, окультуриваются.

4. В НОП различаются две основные группы авторов: (1) штатные авторы, непосредственно работающие в редакции и (2) внештатные корреспонденты –  привлечённые авторы, работающие в блогах, аффилированных с рассматриваемым изданием. Всех внештатных корреспондентов, в свою очередь, можно разделить на профессиональных журналистов (профессиональные корреспонденты) и журналистов – любителей, ли народных корреспондентов.

5. Если «сотовые рамки», выставляемые редакциями ульевого медиа, это, прежде всего, тематика регулярного издания, в НОП «рамка» одновременно задаёт не только тематику, но концепцию, общие мировоззренческие установки и стиль издания. В этом плане НОП значительно ближе к изданиям существующего сегодня полурегулярному медиа, чем, скажем, E-xecutive, редакция которого, как мы видим, очень гордится тем, что чуть ли не первой пытается реализовать ульевую концепцию.

6. В ульевой модели большое место в деятельности редакций уделяется работе с «роем» пользователей. При этом не делается никаких различий между авторами-вкладчиками контента, простыми комментаторами и молчаливым большинством читателей – потребителей контента. Такой подход имел ещё какой-то смысл в «дикие» времена вебдванольного периода. Сегодня же рои как таковые фактически исчезли.  В частности, поэтому, если ульевая модель делает ставку на «окультуривание роя», то концепция НОП, прежде всего, ориентируется на окультуривание самого контента.

7. Возвращаясь к «рамкам», можно сказать, что это, безусловно, великая вещь. Однако утверждать, как это делает А. Мирошниченко, что «всё дело в рамках», мне кажется, мягко говоря, некоторый перегиб. Если уж и сводить всё к одной точке, то я, пожалуй, сказал бы, что всё дело в менеджменте, а точнее, в социально-сетевом менеджменте. 

При этом если в ульевой модели штатным журналистам отводится роль «пчёл-маток», привлекающих и обучающих сторонних блогеров, то в НОП – журналисты остаются, прежде всего, журналистами. Функции обучения  читателей и авторов, причём не только даже  журналистскому ремеслу, а больше культуре общения и ведения дискуссий, возлагаются на социально-сетевых менеджеров – представителей новой редакционной профессии.

8. Есть ещё одна сторона процесса окультуривания, но уже  с элементами позитивной фильтрации, на которую должна обратить внимание любая редакция регулярного издания. Это, во-первых, привлечение к сотрудничеству журналистов-любителей, которые о возможности профессиональной деятельности ранее и не предполагали, вместе с их обучением. Во-вторых, это процесс привлечения к журналистской деятельности тех из комментаторов, которые показали, что они способны генерировать «зажигающий» контент. Думаю, что при такой позитивной фильтрации (я называю её авторской возгонкой) со временем может почти полностью исчезнуть необходимость, вообще, кого-то и куда-то «подсаживать».

9. Вирусный редактор (коллективный разум) в ульевой модели регулярного издания претендует на многие функции его главного редактора, отводя штатному главному редактору роль английской королевы. В НОП предполагается, что издатель (главный редактор) должны иметь свой уникальный взгляд на сущность и назначение своего издания, быть носителями (евангелистом, проповедником), если можно так сказать, идеологии своего издания. Именно такая особенность «старой» прессы делает её, собственно, прессой, отличает одно издание от другого «лицом не общим выражением».  Вирусный же редактор – это в лучшем случае помощник главного редактора с правом совещательного голоса. Таковым он является и в полурегулярных изданиях. Однако в моей концепции, мудрый голос коллективного разума (голос читателя), оставаясь совещательным, всё-таки будет звучать более весомо, чем, например, в Huffington Post или в The Daily Beast.

Остальные особенности изданий НОП кратко перечислены здесь, где также показано, что эта концепция является, по сути дела, воплощением принципа управляемой демократии в медийной жизни. Осталось сказать последнее…

Потребности vs. технологии

Концепция Мирошниченко вытекает из его же известного тезиса о неминуемой смерти прессы (бумажной). Концепция НОП рассматривает облачные регулярные издания, которые придут на смену действительно умирающей бумажной прессы лишь как очередную инкарнацию прессы на следующем витке её развития.

Есть фундаментальные человеческие потребности, а есть технологии их удовлетворения. Потребности остаются веками и даже тысячелетиями. Технологии меняются всё быстрее и быстрее. Телевидение, радио и печатная продукция – это удовлетворение потребностей в разных форматах восприятия контента: читать, слушать и смотреть. При этом, например, книги раньше даже «издавали» рукописными, потом появилось типографское оборудование, но осталась бумага, теперь они становятся электронными и цифровыми. Аналогичное, как правильно заметил мой оппонент, происходит с журналами и газетами. Но всё это технологии*. Суть и назначение прессы от этого никак не меняются.

Так что, пресса умерла (почти), да здравствует пресса!

В заключение хочу ещё сказать, что уже другой Андрей – Андрей Семеркин, главный редактор E-xecutive, после прочтения моей статьи охарактеризовал предложенную мной концепцию как «конфедерация стихии и порядка». Мне кажется, эта формулировка как нельзя лучше определяет данную концепцию и очень хорошо подчёркивает принципиальное расхождение в нашем с Мирошниченко подходе к конвергенции нового и старого медиа. Именно так, НОП предполагает конфедеративную основу сотрудничества порядка (пресса)  и стихии (самиздат, или блогосфера), где никто и никому не подчиняется, и никто ни под кого не прогибается. В то же время как концепция ульевого медиа предполагает обратное. В ней порядок идёт на службу к стихии.

————————-
* Я использую термин «Облака» не потому что это сейчас модно. Об облачных вычислениях (cloud
computing) я много говорил ещё тогда, когда данная технология только зарождалась и называлась она не очень благозвучно SaaS. Просто сейчас социально-сетевые технологии (сети, как объединения людей, а не технических средств) всё более явно выходят за пределы Интернета и его стандартов, включая Веб (как техническая сеть и протокол взаимодействия внутри этой сети). Нет, ни Веб, ни тем более Интернет, не умрут, как предвещают многие Оракулы. Как кстати, не умрёт и пресса, к чему мы ещё вернёмся далее. Но, так или иначе, социально-ориетированные ресурсы сегодня это далеко не только Веб-ресурсы и не только ресурсы, работающие по интернет-протоколам. Всё более значительное место в облачных технологиях занимают различного рода мобильные приложения, в том числе, и социально-сетевой направленности. И эти приложения зачастую работают по протоколам, отличным не только от Веб-протоколов, но и интернетовских протоколов, вообще.

 **  Оригинальный аргументно-аналитический контент – это дело медийных изданий в зауженном смысле рассматриваемого термина. Уделом же социальных коммутаторов, кроме фактажно-новостного контента, остаются также всевозможного рода ссылки на оригинальный контент. С помощью социальных плагинов медийные издания могут подключаться подключается к любым социальным коммутаторам и ко всем вместе тоже. Эти же плагины, в частности, позволяют оценивать оригинальную информацию непосредственно в социальных коммутаторах, а также организовывать её синхронизированные обсуждения на разных площадках и ресурсах.

 

Print Friendly

Заинтересовала статья? Поделись с друзьями и коллегами!

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс
  • Facebook
  • Twitter
  • Delicious
  • Digg
  • StumbleUpon
  • Add to favorites
  • Email
  • RSS

Комментарии

дискуссий, синхронизированных с Фейсбук, и (за ними) «внутренняя» дискуссия, если она есть

Powered by Facebook Comments

Тэги: , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Комментариев: 18 to “Аргументы и факты в медиа, или Потребности vs. технологии”

  1. Анатолий, тексты Ваши читаю. От обсуждения разногласий не ухожу, просто они неустранимыеsmile:) У Вас очень четкая систематизация, Вы создаете собственную непротиворечивую систему понятий и новый язык для описания своей классификации, но в основе – принципиальные схемы, устройство новых сущностей, в котором нет человека. Видна блестящая техническая подготовка, но я гуманитарий, оперирую не понятиями, а метафорами. Точное устройство объектов меня не очень интересует, зато интересует человек в новой среде. Так что это разногласия на уровне языка. Пусть концепции существуют параллельно, зачем их скрещивать.

    Вот и теперь – по Вашей цитате. Конечно, дело не в бумаге, а как раз в фундаментальных потребностях. Старые медиа продолжают удовлетворять старые потребности и думают, что дело в технологиях. Но потребности уже изменили приоритеты. Надстроены новые потребности, и они связаны не с получением информации, а с производством и шэрингом ради самовыражения. Это совсем другие потребности. Об эволюции потребностей писал недавно вот здесь Openspace”Новые медиа: «Ты можешь тоже!». Эволюция читателя: от потребности в информации – к жажде публичного отклика”

    Соответственно, и информация утрачивает ценность. Оказывается, что ценностью обладала не информация, а ее дефицит. Это касается не бумаги, а самой модели медиа. На смену трансляционной модели приходит вовлекающая. Поэтому любые попытки “украсить” трансляционную модель новыми фенечками имеют смысл только в старой парадигме, которая доживает век.
    ————-
    А.М. По той же самой причине, по которой я иногда подобное делаю, привожу копию комментария виновника торжества и заодно моего оппонента Андрея Мирошниченко, сделанного им в E-xecutive. Хочу собрать дискуссию по сути обсуждаемой проблемы в одном месте. Не все ведь туда ходят, а автоматических средств синхронизации, увы, пока нет. Постараюсь привлечь сюда к разговору и других, включая социологов и психологов.

    • Анатолий Анатолий пишет:

      Мой ответ в E-xecutive:

      Старые медиа продолжают удовлетворять старые потребности и думают, что дело в технологиях. Но потребности уже изменили приоритеты. Надстроены новые потребности, и они связаны не с получением информации, а с производством и шэрингом ради самовыражения. Это совсем другие потребности.

      Следуя Вашей логике, Андрей, можно сказать, что когда-то были потребности на Толстых, а сейчас на Пелевиных. Когда-то была потребность в Wall Street Journal, а сейчас в Playboy. Согласен, что приоритеты меняются, но, во-первых, это ещё большой вопрос, не являются ли такие перемены данью моды, а во-вторых, приводит ли появление новых потребностей к вымиранию старых?.

      Пусть концепции существуют параллельно, зачем их скрещивать.

      Полностью с Вами согласен, каждая из двух наших концепций имеет право на жизнь. Практика и здесь должна стать критерием истины. Но дело здесь, мне кажется, совсем в другом. В чём же, попытаюсь пояснить это ниже…

      У Вас очень четкая систематизация, Вы создаете собственную непротиворечивую систему понятий и новый язык для описания своей классификации, но в основе – принципиальные схемы, устройство новых сущностей, в котором нет человека. …но я гуманитарий, оперирую не понятиями, а метафорами. Точное устройство объектов меня не очень интересует, зато интересует человек в новой среде. Так что это разногласия на уровне языка.

      Спасибо:), но при всём моём уважении к Вам, не могу здесь с Вами согласиться, Андрей. Всё познаётся в контексте! А для определения границ этого контекста, хочешь или не хочешь, мы всегда вынуждены прибегать к непротиворечивой системе понятий, терминов и их определений. Да, Вы правы, «физики и лирики» действуют при этом не во всём одинаково. Технари к построению таких систем прибегают чаще. Однако и гуманитарии, чтобы быть понятыми другими, тоже вынуждены это делать, может быть, и скрипя сердцем. Например, те же социологи и психологи, в область деятельности которым мы сейчас с Вами вторгаемся. Кстати, самой популярной по числу просмотров и ссылок у меня в «технологическом» блоге оказалась статься «Взгляд дилетанта на Пирамиду Маслоу», подготовленная по мотивам разговоров с профессором-социологом Натальей Ладыжец. Кстати, именно о «потребностях». Она же опубликовала там несколько собственных статей по социологическим проблемам социальных сетей (прошу прощения за вынужденную тавтологию). На хорошем уровне популярности находится в моём блоге и статья другого профессора, на этот раз психолога Екатерины Бакшутовой «Тирания слова». Так что водораздел между физиками и лириками не всегда столь уж явно просматривается, и им иногда приходится использовать некий Эсперанто для лучшего понимания друг друга. Что, кстати, и сыграло немалое значение в успехах Facebook. Давайте и мы попытаемся найти этот Эсперанто:)

      Так вот, если взглянуть на этот самый контекст, то, мне кажется, Вы, Андрей, опять игнорируете разнообразность медиа, о чём я подробно говорю в статьях, на которые уже сослался в предыдущем комментарии. И тут от более или менее чётких понятий никуда нам не уйти. Есть социальное медиа (социальные коммутаторы, как я их называю), регулярное медиа (пресса), полурегулярное медиа, а есть стихийное медиа – самиздат, или блогосфера. В этом плане Ваша концепция ульевого медиа больше тяготеет с медийным ресурсам, находящимся где-то между полурегулярным медиа и самиздатом, а моя концепция – к регулярным изданиям. И, признав такой «контекст», можно однозначно утверждать, что две концепции не конкурируют между собой. Каждому направлению – своя концепция! Потому что пока не видно причин, почему потребность в самиздате, стихии и партизанщине с «вирусным редактором» во главе должна вытеснить потребность в традиционной прессе с «нормальным» редактором типа той же Новой Газеты (со временем полностью ушедшей в «облака») или Эхо Москвы. Сторонники других политических взглядов имеют право заменить указанные примеры:).

  2. Наталья Ладыжец Наталья Ладыжец пишет:

    Анатолий, здравствуйте.
    Отвечаю на Ваше приглашение. Спасибо за работу по сжатию текста до сути проблемы.

    Продолжительное взаимодействие с представителями естественно-научной сферы, в частности – с математиками, а также собственная работа над диссертациями по социальной философии приучили меня к тому, что определение понятий является начальной и необходимой стадией любого исследования, либо междисциплинарного обсуждения. Пока эта работа не будет проведена, приступать к дискуссии – опрометчивая потеря времени. Можно достаточно долго говорить на одну и ту же тему без всяких шансов быть услышанным и понятым. Вы эту работу проделали. Также, как и методологически выстроили все содержательные блоки своей концепции. Прочитала даже с удовольствием.

    Теперь – о своем оценочном комментарии на уровне мнения.

    “Принципиальность” Вашего противостояния оппоненту – отчасти эмоциональная и собственническая. Вы переносите нормативность естественно-научного мышления в гуманитарный дискурс, т.к., по сути, обсуждаемая проблема является таковой. Обнаруживая приверженность к точному естественно-научному мышлению, Вы ориентированы на запрет вариативности научного факта – в рамках каждой научной парадигмы он должен быть единственным. Это же требование автоматически переносится и на предлагаемую концепцию, сопровождаемую аргументацией.

    Удивительно, что Ваш оппонент-гуманитарий придерживается той же самой обыденной логики.

    Между тем любая концептуализация – всегда лишь теоретически оформленная схема, предлагающая также упрощенную для понимания модель авторского видения разрешения поставленной проблемы. В философии, не являющейся наукой, а также во многих социально-гуманитарных областях знания социальный факт не может быть жестко определен, так как оказывается зависим от многих социокультурных переменных. Рядоположенными оказываются и концептуализации, определяемые целями, ценностями, приоритетами и факторами выбора исследователя.

    В Вашей конфедерации порядка и стихии центровым является все-таки упорядочивание нового виртуального пространства, которое Вы стремитесь определить. Оппонент отдает предпочтение другой доминанте и, соответственно, выстраивает другую объяснительную модель. И та, и другая версии концептуализации имеют право на существование. Это – как раз тот случай, когда фактор выбора остается и за читателем. В этом качестве, считая их не взаимоисключающими, а взаимно дополнительными, я могу определенно утверждать, что Ваша версия мне почти во всем симпатична.

    • Анатолий Анатолий пишет:

      Дорогая Наталья, спасибо Вам за столь оперативный отклик на мою просьбу и высокую оценку мой концепции. В особенности приятно мне – инженеру получить такую оценку от профессионала – гуманитария. Вы в заключении пишите:

      В Вашей конфедерации порядка и стихии центровым является все-таки упорядочивание нового виртуального пространства, которое Вы стремитесь определить. Оппонент отдает предпочтение другой доминанте и, соответственно, выстраивает другую объяснительную модель. И та, и другая версии концептуализации имеют право на существование. Это – как раз тот случай, когда фактор выбора остается и за читателем. В этом качестве, считая их не взаимоисключающими, а взаимно дополнительными, я могу определенно утверждать, что Ваша версия мне почти во всем симпатична.

      Полностью с Вами согласен, даже если Вы опустили бы самую последнюю часть приведённой цитаты. Честное слово:). Однако хочу здесь всё-таки сделать маленькую поправку. Не знаю, прочли ли Вы мой предыдущий комментарий (кстати, боюсь, после наших выступлений, те, кто нас мало знает, и не читали наши предыдущие дискуссии, нас примут за кукушку и петуха), но там я тоже признал равное право на существования двух наших с уважаемым оппонентом концепций. Так что определение моей «принципиальности как эмоциональной и собственнической», это небольшой перегиб. Единственное, на что я там обратил внимание, так это на контекст. Мы с Андреем говорим о разных категориях медиа, каждая из которых также имеет право на жизнь. Андрей больше ориентируется на блогосферу и пытается подчинить ей традиционные, или регулярные издания. Я же больше говорю как раз о регулярном медиа (прессе), пусть даже и в облаках. При этом не считаю, что здесь кто-то и кому-то должен подчиняться. Только взаимовыгодное сосуществование!

  3. Наталья Лазарева пишет:

    Здравствуйте, Анатолий. Думаю, самое время как-то систематизировать то, что происходит в сетях и прессе. Сразу скажу, что я вроде сугубый гуманитарий, однако, не зря, наверное, была когда-то победителем математических олимпиад, поэтому согласна с вами – даже для понимания того, что вокруг происходит, необходима выработка общих понятий и систематизации.
    Потому ваша концепция мне ближе. И еще мне ближе ваш оптимизм по поводу того, что пресса не умирает, а переживает реинкарнацию, уходя в виртуальную сферу.
    Но на самом деле суть-то ведь не только в том, что она уходит из бумаги. И просто здорово, что в сферу производства информации приходят самые простые люди – это в разы увеличивает возможности фиксирования фактов, их количества и скорость их фиксации.
    Проблема, однако, в том, что именно скорость и широта освещения фактов оставляют все меньше возможности шлифовать слова.
    Наша пресса, даже регулярная, даже бумажная, все больше тяготеет к фактам, и все меньше к аргументам, к аналитике, и еще меньше к уважению к слову – емкому, точному, сочному, красивому. На скорую руку все чаще рождаются не самые качественные тексты.
    Меня как профессионального журналиста, это огорчает. Уверена, что и в облачных изданиях можно писать и своевременно, и аргументированно, и красиво.
    Спасибо вам за труд души – он позволил не только дать достаточно четкую классификацию прессы нынешней и будущей. но и вызвал дискуссию, что само по себе уже здорово.

    • Анатолий Анатолий пишет:

      Наталья, очень приятно было получить Ваш комментарий – ещё один отклик от гуманитария, на этот раз уже от профессионального журналиста. Спасибо за поддержку моей концепции грядущей новой облачной прессы!

      Рад также, что Вы обратили внимание на моё разделение медиа по критерию факты/аргументы. Однако не могу согласиться с Вашим пессимизмом, когда Вы пишите:

      Наша пресса, даже регулярная, даже бумажная, все больше тяготеет к фактам, и все меньше к аргументам, к аналитике, и еще меньше к уважению к слову – емкому, точному, сочному, красивому. На скорую руку все чаще рождаются не самые качественные тексты. Меня как профессионального журналиста, это огорчает. Уверена, что и в облачных изданиях можно писать и своевременно, и аргументировано, и красиво.

      Вы абсолютно правы, Наталья, и я уверен, что «в облачных изданиях можно писать и своевременно, и аргументировано, и красиво». Именно поэтому я считаю, что, чем раньше журналистская братия (и те, конечно, кто ею управляет:) сначала чётко осознает водораздел между регулярным меди и самиздатом, а затем научится правильно работать и там, и там, тем это произойдёт быстрее. Всё в наших руках!

      И пусть факты останутся прерогативой социального медиа (сетей), здесь на ними и не надо гнаться – бесполезно. Отдадим и первое прочтение фактов вместе с первыми аргументами блогосфере (самиздату). Тоже ничего страшного. Здесь, главное, не суетится.

      А вот всесторонние, качественные, квалифицированные и объективные аргументы оставим профессиональным журналистам. И уверен, что такие аргументы, безусловно, найдут своих читателей, которые и разнесут их «по всему свету» с помощью того же социального медиа и самиздата. Каждому медиа свой «шесток»! При этом регулярному медиа (прессе, в облаках или даже на земле) нужно только искать формы и методы освоения этого технологически несколько обновлённого «шестка».

      И не нужно боятся, что одни фундаментальные потребности будут заменены новыми. Пресса, в своё время, не отменила книги, а журналы и газеты, в свою очередь, не отменило радио и телевидения. Элетронную прессу не убил «цифровой» Интернет. Потребности – «вещь» очень живучая, чего, уже как технарь говорю, к сожалению, не скажешь про технологии:).

      Будем дерзать, Наталья!

  4. Анатолий Анатолий пишет:

    В E-xecutive.ru опубликована вторая часть коллективного интервью с Андреем Мирошниченко, о котором я рассказал в своей статье выше. Среди них и мои четыре вопроса (вернее, четыре группы вопросов), на которые интервьюируемый дал довольно развёрнутые ответы. К сожалению, как и по первой части интервью, разговор не пошёл. Почему, это другой вопрос, кстати, тоже по данной же «повестке дня», и я на него как-нибудь хочу ответить отдельно. А пока хочу прокомментировать ответы, полученные от виновника торжества. Для этого сделаем так. В этом и в трёх последующих моих комментариях пойдут четыре группы вопросов, заданные мной в интервью. Четыре последующих комментария, идущих под именем Андрея Мирошниченко, это его ответы в интервью. Каждый ответа Андрея я постепенно буду комментироваь. Может быть, далее он сам и/или читатели заходят подключиться к нашему пока ещё квазиразговору и сделать то, чего не удалось достичь в E-xecutive. В этом случае соответствующие комментарии должны появиться между теми моими комментариями и комментариями Андрея, к которым новые вопросы и/или соображения имеют отношение. Итак, поехали – первое моё вхождение в интервью…

    Идеология «пасеки» и вирусного редактора, которую Вы исповедуете, в чем-то напоминает мне идеологию утопических демократов, как я их называю, и прославляемое ими движение «Захвати Wall Street». В этом контексте будет и вопрос. Как вы относитесь к словам Игоря Губермана «Не верю в разум коллективный с его соборной головой, где правит бал дурак активный или мерзавец волевой»?

    • Два ответа. Первый: толпа, действительно, – дурак. Даже так: толпа – животное, потому что она расчеловечивает человека. И в этом смысле надо смотреть: коллектив – это толпа или нет?

      Есть и ответ, в котором множество людей не создает коллективного дурака. У меня есть идея вирусного редактора, которая известна Анатолию Мильнеру, мы ее заочно обсуждали. В моем представлении этот редактор – противоположность толпе. Почему? Потому что в интернете, распространяя информацию, каждый стремится получить отклик на свою индивидуальность. В этом смысле общение в интернете рафинирует неповторимость каждого человека, а не устраняет ее, как это делает толпа. Коллективный редактор – явление новое – это не организм, а мультиорганизм. Нам это понять трудно, потому что опыта взаимодействия с ним нет. Наиболее близки мультиорганизму тот же улей, муравейник, но и они все же атомизированы. Только фантасты описывают подобные целостные организмы.

      • Анатолий Анатолий пишет:

        Вопрос заключается только в том, что понимать под «коллективом»? С моей точки зрения, если коллектив решает общую чётко сформулированную задачу, когда в получении нормального результата каждый член коллектива одинаково заинтересован, то это уж точно не толпа. Группа учёных, например, работающих в одной лаборатории. Или виртуальная группа программистов, выполняющих некий аутсорсинговый проект.

        Тут один товарищ в E-xecutive, ссылаясь на свой богатый опыт участия в производственных совещаниях, даже обиделся на Игоря Губермана, что, мол, тот ошибается, недооценивая мощь коллективного разума производственных коллективов. Нет, не о таких коллективах поэт говорил. Он говорил о толпе индивидуумов, каждый из которых решает в ней свою сугубо ему интересную или нужную задачу. И тут мы вряд ли когда-нибудь увидим мудрость коллективного разума. Нет, скорее мы столкнёмся с «безумием толпы», ведомой либо «дураком активным», либо, скорее всего, «мерзавцем волевым». И виртуальный мир здесь мало, чем отличается от реального. Лично мне, работая в самых различных социально-сетевых ресурсах, в этом не раз приходилось убеждаться. Думаю, как и многим из вас тоже. Поэтому и не очень верю я в Вашего, Андрей, вирусного редактора, что и сказал Вам в первой нашей беседе. Вирусный корреспондент, да, но только не редактор!

        Кстати, в этом плане не могу согласиться с подходом, предложенным Вашим собеседником, в части переноса таких рудиментов старой «социалки», как «респекты» и «чёрные метки», в новую версию E-xecutive. С перспективой добавлению туда же, так называемой, кармы. Совсем не в том направлении идёт сейчас Интернет. Новые алгоритмы оценки влиятельности пользователей (PeopleRate) учитывают сейчас только их активность и результаты информационной деятельности, а не то, какие прямые оценки одни пользователи ставят других.

  5. Анатолий Анатолий пишет:

    Второе моё вхождение….

    Мне кажется, мы сейчас наблюдаем все более четкое размежевание между социальными ресурсами типа Facebook (я такие ресурсы называю социальными коммутаторами), собственно, медийными изданиями с насыщенным контентом: от блогов до более или менее социализированных классических сетевых изданий. Не заставила ли Вас эта тенденция несколько переосмыслить вашу концепцию пасеки и «вирусного редактора»? Если да, то в какую сторону?

    • Разницу между этими явлениями я вижу, но я не вижу, чтобы она увеличивалась или уменьшалась. Она была всегда, потому что это изначально разные явления: редакционные и социальные медиа. Между ними возможно взаимодействие многих типов. Один из типов отношений – это последовательность в технологической цепочке: социальные медиа являются дистрибуторами для классических, потому что распространяют контент. Результат весьма противоречив. С одной стороны, нужно распространять статьи своего издания, чтобы создать интерес, получать цитирование, аудиторию. А с другой стороны, тем самым убивается возможность платного распространения. Соцмедиа – дистрибутор, поставщик контента, строитель бренда для традиционного медиа и т.д. Между редакционными и социальными медиа возможны отношения как последовательные, так и параллельные. Влияет ли это на идею вирусного редактора? На эту идею влияет все.

      • Анатолий Анатолий пишет:

        С одной стороны, нужно распространять статьи своего издания, чтобы создать интерес, получать цитирование, аудиторию. А с другой стороны, тем самым убивается возможность платного распространения.

        А вот этого я не пойму, почему Вы говорите, что «убивается». Ведь социальное медиа (социальные коммутаторы) распространяют только аннотации, причём авторы оригинального контента сами могут такие аннотации готовить или, в худшем случае, влиять на его содержимое. Сам это проверял! Просто мне кажется, Андрей, Вы к социальному медиа относите и всю блогосферу с её «постингами – перепостингами». Тогда, конечно, но блогосфера – самиздат сегодня всё дальше уходит от социальных коммутаторов, и здесь вопрос особый.

        Соцмедиа – дистрибутор, поставщик контента, строитель бренда для традиционного медиа и т.д. Между редакционными и социальными медиа возможны отношения как последовательные, так и параллельные. Влияет ли это на идею вирусного редактора? На эту идею влияет все.

        Дистрибютор – да, строитель бренда – да, а вот в части поставщика контента (тяжёлого, пользуясь Вашей терминологией), я бы поостерёгся так заявлять. Во всяком случае, по отношению к социальным коммутаторам, а не блогосфере. Кстати, если уже мы заговорили и блогосфере и в контексте вирусного редактора. И всесилие блогосферы, и вирусный редактор, и все Ваши «пчелиные рои» – это то, что было характерно для «социальных» ресурсов в дикие времена вебдванольной лихорадки. Сегодня очень незаметно для многих эта эпоха ушла в прошлое. Нет уже пчелинных роев, перелетающих от одного ресурса к другому, нет уже и авторов «тяжелого» контента, которые ищут, к какому ресурсу им прибиться, и для которых нужно выставлять «рамки» и посылать «маток». И не та уже блогосфера, хотя она сильна и будет оставаться сильной, но уже по-другому. Сюда же можно отнести и пресловутую “карму”, упомянутую в предыдущем комментарии. Сегодня на самом деле всё происходит несколько по-иному, о чём я и пытался рассказать в своём медийном цикле.

  6. Анатолий Анатолий пишет:

    Третье моё вхождение…

    Не кажется ли Вам, что тем же Huffington Post и ряду других популярных сегодня на западе сетевым изданиям осталось сделать совсем небольшой шаг для полной и очень продуктивной конвергенции «умирающей» прессы и медиа завтрашнего дня? Если нет, то почему? Если да, то, как лично вы этот следующий шаг видите?

    • Мне очень льстит ваш интерес, чувствую себя оракулом. Но на самом деле: откуда же я знаю? :) Я могу на эту тему рассуждать вместе с вами. В Huffington Post были бунты пчел, которые писали коллективные письма протеста, пытались выходить, создавать альтернативный улей. Восстание было связано с «приватизацией меда». Возникла инициативная группа, члены которой говорили, что мы пишем бесплатно, везде говорят, что мы энтузиасты, а у вас – руководства сайта – трафик, капитализация, акции растут… Логично. Ведь, если медиа говорит пчеле: «Ты такая умная, давай, собирай свой замечательный мед», то пчела отвечает: «Тогда делись».

      В отношении развития новых медиа. Думаю, есть два магистральных направления. Первое – уйти в услужение брендам. Журналистика – способность собирать аудиторию контентом, а не деньгами, не кнутом, не пряником. Это очень интересная, тонкая технология. В новом мире контент, собирающий аудиторию, будет важнейшим инструментом и бизнеса, и политики. Корпорации становятся медиа, все будут собирать свои аудитории: чиновничьи, партнерские, клиентские и т.д. Журналистика в этой среде становится отличным инструментом для собирания целевой аудитории.

      В этом смысле я предрекаю бум корпоративных медиа – он уже начинается, лучшие медиаменеджеры перекупаются корпорациями. Илья Осколков-Ценципер работает в корпорации Yota. Юрий Ровенский, основатель РБК, – в Сбербанке. Олег Анисимов, создавший журнал «Финанс» – у Олега Тинькова. Все они ушли вице-президентами в крупные корпорации. Этот процесс будет продолжаться: медиа будут стремиться в сторону корпораций, а корпорации будут стремиться в сторону медиа.
      Второе направление развития медиа – интернет-магазины. Логика такая: если наш клик рекламирует, то почему он не может продавать? Чуть-чуть докручиваешь интерфейс, человек читает-читает, потом кликает и что-то покупает, а медиа получает с этого комиссионный процент. Медиа становится интернет-магазином, торговым, или комиссионерским бизнесом.

      Ну, а сточки зрения потребления информации, задача медиа будет заключаться том, чтобы дать площадку для публикаторства не авторам, а читателям. Переворачивается все с ног на голову. Положение немыслимое для гуттенберговской эпохи. Ведь прежде автор был отделен от аудитории тонким, но непробиваемым листом бумаги. А теперь будут успешны те медиа, которые будут давать публике сервисы для авторства, в том числе и для «тяжелого», и для «ленивого» авторства, о чем мы уже говорили в первой части интервью.

      • Анатолий Анатолий пишет:

        Второе направление развития медиа – интернет-магазины. Логика такая: если наш клик рекламирует, то почему он не может продавать? Чуть-чуть докручиваешь интерфейс, человек читает-читает, потом кликает и что-то покупает, а медиа получает с этого комиссионный процент. Медиа становится интернет-магазином, торговым, или комиссионерским бизнесом.

        Очень интересная идея. Примерно в ту же сторону, правда не очень явно пошёл сейчас Facebook со своей Хроникой (Timeline).

        Ну, а сточки зрения потребления информации, задача медиа будет заключаться том, чтобы дать площадку для публикаторства не авторам, а читателям. Переворачивается все с ног на голову.

        А почему переворачивается? Мне кажется, именно, в этом направлении давно уже идёт тот же Живой Журнал. Такой себе «самиздательский дом». Но это стихийное медиа. А зачем сюда двигаться регулярному медиа. Никак не пойму?

  7. Анатолий Анатолий пишет:

    Четвёртое (последнее) моё вхождение в интервью….

    Можете ли Вы назвать издания в Рунете, которые концептуально приближаются к Huffington Post, The Daily Beast, TechCrunch, enGadget, The bigThink и другим «западным медийным маякам»? Сознательно назвал представителей разных медийных направлений в надежде услышать о рунетовских аналогах в этих же направлениях.

    • Пример, который я привожу наиболее часто – Sports.ru, который интересен не только с точки зрения технологической, но и с инвестиционной. Счастливая особенность такого типа медиа – исходная пассионарность участников, к чему изначально предрасположены болельщики. Но есть ведь и другие медиа, которые работают с болельщиками, а получилось у Sports.ru. Другой пример – PublicPost.ru – там реализуется похожая концепция взаимодействия редакции и блогеров, но судить об этом еще рано. РИА «Новости» создает проект «Ты – репортер», где сотни людей сами себе авторы, но не пишущие, а снимающие, поскольку проект мультимедийный. Кстати, мультимедийные форматы теснят текст. Потому что текстовое сообщение сочинять нужно. Скоро текст вообще станет самым сложным способом передачи информации.

      • Анатолий Анатолий пишет:

        Спасибо, Андрей. Обязательно поработаю с этими изданиями. Что касается текста, то, наверное, Вы правы, в своей тяжёлой, как Вы говорите, части он всё больше будет уходить в регулярные издания. Кстати, может быть, именно, в этой качестве, такие издания вместе с книгами, станут принципиально отличаться от самиздата, не говоря уже о связывающих всё это социальных коммутаторах.

Оставить комментарий

You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>